Menu

Шарип Шарипов: Агросектор Дагестана становится привлекательным для частного бизнеса

Вице-премьер правительства Дагестана Шарип Шарипов  о перспективах развития крупного и малого бизнеса, занятых в традиционных отраслях Дагестана,   об их господдержке и создании условий для прихода частного капитала. Дагестан — аграрная республика. Несмотря на значительную миграцию в города, и опустение сел, в сельской местности все еще проживают около 60  процентов населения республики. Основной причиной миграции является низкое качество жизни  особенно в горных и предгорных районах. А это прямое следствие упадка сельскохозяйственного производства.   - Всем известно, что развитие виноградарства дает много рабочих мест, что это традиционная отрасль — конкурентное преимущество республики.   О необходимости возрождения отрасли говорят много лет. Существует много программ. Но в реальности мы видим другую картину.  Все понимают, что нужны питомники для выращивания саженцев. Но кто и когда их, наконец, будет создавать?    - Виноград для экономики Дагестана значит многое, в республике эту культуру любят, для ее возделывания имеются самые благоприятные условия, а главное, у нас накоплены богатые традиции и опыт занятия виноградарством. Поэтому сегодня мы не только говорим о необходимости возрождения виноградарства, но и принимаем конкретные меры. В отрасли накопился  целый клубок проблем, и разовые решения, как показывает опыт, не способствует улучшению ситуации. Нужен комплексный подход к развитию виноградарства на системной основе с акцентом на повышение инвестиционной активности. Проведенное  Президентом Дагестана Рамазаном Абдулатиповым весной этого года в Дербентском районе расширенное совещание по виноградарству, по сути, явилось точкой отсчета  формирования новой модели – кластерного подхода  развития виноградарства. Суть такого формата в том, что осуществляется стимулирование потенциальных инвесторов – предприятий винодельческой промышленности республики к развитию собственной сырьевой базы – виноградников. Руководством  республики дана высокая оценка деятельности руководства Дербентского завода  игристых вин и Дербентского коньячного комбината, заложивших на собственные ресурсы 1300 и 360 га высокотехнологичных виноградников соответственно. Данный опыт и лежит в основе новой модели, к реализации которой активно подключились Кизлярский коньячный завод, Избербашкий вино-коньячный завод, ряд успешных предпринимателей республики. Виноградарство как экономически выгодное, так и капиталоемкое, трудоемкое производство, в связи с чем без мощного притока частного капитала только за счет бюджетной поддержки развивать его  невозможно. Тем более,  что буквально недавно Правительством России принято решение, приравнивающее вино, полученное из собственного винограда, к сельскохозяйственной продукции, что, безусловно, служит мощным стимулирующим фактором для  винодельческих предприятий. В программу развития виноградарства вносятся изменения, предусматривающее доведение производства винограда к 2019 году до 320 тыс. тонн. Задача масштабная, но выполнимая при четкой организации работ на основе мобилизации средств и усилий, над чем и работаем. Острой проблемой является низкий уровень развития питомниководства, вот и ищем варианты решения проблемы на основе изучения положительного опыта регионов и мобилизации научного потенциала.   - В чем проблема отрасли?  Какая форма собственности оптимальна для развития этой отрасли? Какие предприятия наиболее эффективны? Почему не используется опыт передовых предприятий? Почему все  совхозы по выращиванию винограда были миллионерами, а многие МУПы и ГУПы стали убыточными и дотационными? Почему частные хозяйства, которые наращивают объемы производства, не получают поддержку, а госпредприятия дотируются. Насколько эффективно управление МУПами комитетом «Дагвино»? Каково сейчас соотношение по занимаемым площадям и объемам  производства  хозяйств, находящихся в госсобственности и частном секторе?   - Вы подняли целый пласт проблем, раскрыть которые в рамках одного интервью проблематично. Сравнивать в прямом смысле экономические параметры виноградарских хозяйств с дореформенным периодом — не совсем корректно, поскольку роль государства тогда в решении всех аграрных проблем была совершенно иной. Тогда и производители шерсти жили очень даже вольготно, а сегодня несут сплошные убытки — нет спроса на отечественную шерсть. Среди сельхозорганизаций-производителей винограда немалая часть имеет статус государственных или муниципальных унитарных предприятий, которые работают совершенно по-разному. Взять, к примеру, МУП «Татляр» Дербентского района, которое в этом году рассчитывает произвести около 7 тыс. тонн винограда, что в двадцать раз больше, чем получали  десять лет назад. Или вот ГУП им. Кирова Каякентского района, долгие годы показывающего высокий уровень хозяйствования.  В то же время буквально по соседству с ними можно найти отдельные унитарные предприятия с низкими экономическими показателями. Или возьмите СПК «Нововикринский» Каякентского района, являющегося стабильно успешным виноградарским хозяйством. Высокие результаты демонстрирует КФХ «Шанс» Магарамкентскго района. Как видим, среди эффективных хозяйств присутствуют структуры разных организационно-правовых форм. Невольно возникает вопрос — в чем дело? Является ли организационно-правовая форма фактором, определяющим результативность их работы? Опыт названных хозяйств убедительно показывает, что в решающей мере твердая финансово-экономическая устойчивость этих хозяйств обусловлена тем, что во главе них все эти год находятся крепкие хозяйственники, яркие представители золотого фонда председательского корпуса, пользующиеся высоким авторитетом и доверием среди работников и жителей своих сел. Преданность своему делу, ответственность, порядочность, забота о своих работниках – эти категории не преходящи, во все времена и у всех народов определяют, кто и есть настоящий лидер, за которыми и идут люди. Тогда успех и обеспечен. Именно поэтому среди ключевых приоритетов руководства республики – организация планомерной и системной работы по подбору и расстановке кадров. Что касается отдельных хронически убыточных унитарных предприятий, разрабатываются меры по оптимизации их деятельности строго на индивидуальной основе. В этом не должно быть никакой «кампанейщины». Об опасности кампанейских действий в любой сфере деятельности, тем более в такой чувствительной сфере, как сельское хозяйство, как нельзя ярко говорит известное изречение – «лучше попасть под трамвай, чем под кампанию». Конечно же, немалое значение в обеспечении эффективного функционирования виноградарских хозяйств имеют и другие факторы, как, например, участие в госпрограммах поддержки отрасли, поскольку закладка одного гектара обходится сегодня минимум в 500 тыс. рублей. Учитывая, что личные подворья сегодня играют заметную роль в развитии виноградарства, но оставались вне орбиты государственной аграрной политики, Правительством республики недавно принято решение о субсидировании части затрат личных подворий по закладке и уходу за виноградниками.   - Рамазан Абдулатипов на встрече с Владимиром Путиным говорил о создании тепличных хозяйств. Расскажите об этом подробно, — где когда, кем они будут созданы, что будут выращивать?    - Да, действительно, в президентском проекте «Эффективный АПК» среди «точек роста» развитие овощеводства защищенного грунта определено как важнейший наш приоритет. Для этого у нас есть все основания. К примеру, от общего объема производимых в республике более 1 млн тонн овощей только незначительная часть приходится на защищенный грунт, в силу чего во внесезонный период на продовольственном рынке республики практически отсутствует  продукция местного производства, в связи с чем это направление крайне актуально для республики. По статистическим данным, в республике в тепличном секторе производится всего 700 тонн овощей. Думаю, цифра фактически несколько выше, попросту не попадает в учет. Дело в том, что тепличное овощеводство преимущественно сосредоточено в семейных подворьях, что не всегда отражается в сводках. При этом нужно отметить, что мы намерены развивать тепличный бизнес с использованием геотермальных источников, поскольку в силу высокой энергоемкости тепличного производства, использование геотермальных источников энергии позволит снизить бюджет проекта до 50%. Такой опыт в  республике уже имеется. Так, СПК «Нива» на территории площадью 3,0 га построил современный тепличный комплекс с применением геотермальной энергии. Сейчас мы проводим аудит существующих скважин с инвентаризацией потенциальных площадей под организацию тепличных производств с использованием геотермальных источников. Во многих районах отмечается большой интерес к тепличному овощеводству.   - На какой стадии такие  аграрные проекты, как «Дагагрокомплекс», «ДагАгроИталия»?   - Этим проектам придан статус приоритетных, открывающих дорогу к государственной бюджетной поддержке, в первую очередь в части создания соответствующей инженерной инфраструктуры. Сейчас проекты находятся в активной стадии реализации, только в разной степени продвинутости, на этом этапе Дагагрокомплекс ушел чуть дальше вперед. На полях этого проекта уже готовятся к уборке томатов, кукурузы, картофеля, подсолнечника и других культур, возделываемых по самым передовым западным технологиям. Действительно, впечатляет как высокий уровень применяемых агротехнологий, так и широкий  набор самых современных высокопроизводительных тракторов и сельхозмашин ведущих мировых лидеров, работающих на полях Кизлярского и Тарумовского районов. На этой площадке сегодня мы можем и должны показывать, что представляет собой современное сельское хозяйство, полагаю, за опытом будут приезжать и из других регионов. В этой связи мы планируем в октябре текущего года провести на базе Дагагрокомплекса первый общедагестанский аграрный форум День поля с тем, чтобы все заинтересованные могли воочию понаблюдать в работе, как технику, так и передовые технологии, в которых мы остро нуждаемся. К концу сентября ожидается ввод в эксплуатацию завода ООО «Дагагрокомплекс» по производству томатной пасты мощностью 8 тыс. тонн в год. Сырье практически полностью собственного производства. Кроме того, полным ходом идет строительство овощехранилища и зернохранилища, ряда других объектов. По проекту АгроДагИталия, предусматривающего создание целого комплекса современных производств, завершаются процедуры разработки проектной документации, утряска земельных вопросов и т.д., наряду с которыми идет уже реализация отдельных мероприятий. В частности ведутся работы по подготовке к посеву озимых зерновых и посадок озимого чеснока на площади более 100 га! Представляете, на такой площади впервые в республике в чесночном производстве будут применены современные виды техники и технологий. Разве это не движение вперед?! Есть еще проект «Агрико» и ряд других. Отрадно, что в агросектор республики пошел инвестиционный капитал, за что боролись многие годы. Поэтому уверен, что такие проекты нам крайне необходимы, что позволит коренным образом изменить облик нашего АПК и заложить прочный фундамент в повышение его конкурентоспособности.   - В каком состоянии сейчас находится садоводство? Есть перспектива наладить  сбыт и переработку абрикосов,  персиков, яблок, груш?    - Важнейший  приоритет аграрной политики Дагестана – развитие садоводства, в том числе горно-долинного. Принята соответствующая программа, предусматривающая ежегодную закладку более полутора  тыс. га садов. В принципе, почти придерживаемся данного индикатора, но нужна устойчивая динамика, поскольку Дагестан, располагая уникальными почвенно-климатическими условиями для развития садоводства, покрывает свою потребность в фруктах лишь наполовину. Поэтому ставка делается на создание садов  интенсивного типа,  урожайность которых  доходит до 500 ц/га, что в 10 раз выше урожайности традиционных садов. Такие сады уже заложены в Кайтагском, Шамильском, Кумторкалинском, Левашинском и других районах, что подтверждает востребованность данного направления. Буквально месяц назад министр сельского хозяйства России Николай Федоров посетил республику, в рамках  визита ознакомился с состоянием садоводства и консервной отрасли на примере Кикунинского консервного завода.  Население района хорошо разбирается в вопросах садоводства, каждая семья имеет сад, в текущем году в районе собрали более 13 тыс. тонн абрикосов и персиков. Большая часть плодов реализуется в свежем виде, что-то идет  на переработку. Вот тут у нас и начинаются проблемы -  с одной стороны   со сбытом, поскольку  косточковые должны быть в сжатые сроки реализованы, приходится развозить по всей стране на страх и риск, с другой стороны — слабый уровень переработки, большинство консервных заводов нуждаются в технико-технологической модернизации. Сегодня равных  Кикунинскому консервному  заводу нет не только в республике, но и на всем юге страны. Руководитель очень беспокойный, всегда в поисках инноваций, как результат – крепко стоит на ногах, что и было отмечено федеральным министром. В республике площадь садов 27 тыс. га, значительная часть из которых старовозрастные, значит, нам нужно наращивать усилия по закладке садов. В ближайшее время мы намерены провести семинары с приглашением ученых из Северо-Кавказского НИИ горного и предгорного садоводства и  Кабардино-Балкарской Республике, думаю, не будет лишним их опыт совершения прорыва в этой отрасли. А когда-то было, что у нас учились. Достаточно напомнить  слова выдающегося ученого Вавилова Н.И., сказанные по итогам экспедиционного изучения  практики землепользования у нас: «В Дагестане можно видеть изумительные земледельческие террасы, расположенные применительно к рельефу огромными многоэтажными амфитеатрами. Вряд ли можно лучше использовать землю, чем это делали в горном Дагестане». Ничего не добавишь и не убавишь.   - В каком состоянии животноводство, отгонное овцеводство? Часто чиновники как о большом достижении сообщали, что в республике поголовье овец  возросло от двух до пяти миллионов. Но в то же время есть информация, что многие хозяйства занимаются приписками. И у них для этого есть серьезный стимул. На каждую овцематку выделяются государственные субсидии. Что вы по этому поводу скажете? Насколько достоверны эти данные?   - Давайте все по порядку. В республике животноводство имеет глубокие корни, мы умеем хорошо им заниматься, к тому же  во многих регионах наши земляки успешно помогают развивать овцеводство. Да, мы лидеры в стране по количеству овец – чуть более 5 млн голов – твердое первое место в стране, КРС – 950 тыс. голов, 449 тыс. голов коров — третье место в стране. Наше лидерство в овцеводстве никем не оспаривается. Правда, есть поле деятельности в части развития качественных параметров в отрасли – среднегодовой надой на одну корову в республике 1678 кг при более 4500 кг по стране, главное по стране за 20-летний период этот показатель вырос почти на 50%, тогда как в республике мы только вышли на уровень 1990 года. Правда есть своя специфика — горный ландшафт, что определяет содержание аборигенных пород  коров с продуктивностью заметно ниже, значительная часть пастбищ имеет крайне низкую естественную продуктивность со скудным видовым разнообразием трав. Состояние отгонных пастбищ вызывает беспокойство, нужно усилить работу по предотвращению их деградации, в том числе за счет оптимизации, как численности, так и правил содержания на них скота, а также расширения объемов фитомелиоративных мероприятий. Что касается утверждения о наличии серьезного стимула для сельхозтоваропроизводителей заниматься приписками – не соглашусь. Вот сами посудите.  Содержание одной овцы в год обходится в сумму более чем в 1600 руб, а субсидии на овцематку составляют 105 рублей, что покрывает менее 7% затрат. Согласитесь, что не такой уж большой соблазн, тем более, что периодически осуществляются проверки, а значит велик риск быть уличенным в недобрых делах. Сегодня правоохранительные органы спрашивают жестко с нарушителей, спрашивается, стоит ли овчинка выделки? Думаю, что нет. Тем не менее, не исключаю, что где-то какие-то могут проскакивать неточности, вот почему мы в рамках президентского проекта проводим сплошной подсчет поголовья мелкого рогатого скота, т. е. инвентаризацию. Следует отметить, что высокий  уровень затрат на содержание поголовья обусловлен  отгонным характером ведения овцеводства, когда два раза в год поголовье перегоняют с зимних на летние пастбища и обратно. Поэтому думаю, что  установление для всех субъектов страны единой ставки субсидии в размере 105 рублей на одну голову овцематки объективно не учитывает реальные затраты сельхозтоваропроизводителей различных регионов на ведение овцеводства. В связи с этим мы обратились с просьбой рассмотреть возможность установления дифференцированного подхода к расчету ставки субсидии для различных регионов, в частности установить для республики ставку субсидии в размере 300 рублей на одну голову овцематки.   - Может ли отрасль удовлетворить свои потребности в мясе? Есть объективные данные того, какая доля мяса идет на переработку? Ведь колбасных предприятий в республике всего два. Сколько продается в виде сырья? Сколько вывозится мяса из республики?   - Вы будете удивлены тем, что сегодня мы покрываем свои потребности в мясе всего лишь наполовину. Соответственно, резерв для дальнейшего развития имеется, наращивается производство мяса. Так, в 2012 году мы произвели мяса в живом весе 184,5 тыс. тонн, что на 34% больше уровня 1990 года, тогда как по стране за этот период произошло снижение. Тем не менее, нам нужно идти дальше, особенно по мясу птицы, в связи с чем в президентском проекте предусматривается строительство птицефабрик в Магарамкентском районе компанией Экопродукт, в Бабаюртовском – компанией АгроИнвест и ряд других. Высокий рост наблюдается в сегменте баранины, спрос на которую неизменно высок со стороны ресторанного бизнеса крупных городов страны. По неофициальным данным, ежемесячно не менее 2 тыс. голов овец вывозится из республики только на московский рынок. Сегодня баранина — второй после виноградарства  вид агродеятельности, дающий наибольший доход сельхозпроизводителю. К примеру, рентабельность производства баранины в 2012 году составила 22,7%,  а к сведению, производства шерсти — глубоко убыточно: — минус 28%. В то же время переработка мяса только набирает обороты — полноценно мясной переработкой занимаются Урицкий мясокомбинат Кизлярского района, Махачкалинский мясокомбинат и Кизлярагрокомплекс, что далеко не покрывает наши запросы. В целом производство мясных изделий составляет около 5 тыс. тонн, колбас производится около одной тыс. тонн. Вот и есть поле деятельности для потенциальных инвесторов.   - Как обеспечить прямой контакт производителей и потребителей на  продовольственных рынках? Что делать с посредниками, рыночной мафией, которые сегодня диктуют цены?   - Сбыт – слабое звено агросектора не только Дагестана, да и страны в целом. Из-за проблем со сбытом аграрии несут немалые убытки, ведь продукция сезонная и преимущественно скоропортящаяся, вот и нужно в заданные сроки или сбыть, или же переработать. Мы реально чувствуем низкий уровень развития инфраструктуры и логистического обеспечения агропродовольственного рынка. Именно поэтому перед нами стоит конкретная задача по поиску вариантов расшивки данной проблемы. И в чем спрашивается выход? Вы правы, нужно создавать условия для выхода производителя напрямую к потребителю, что осуществляется посредством создания агроплощадок, как это и сделали в Хасавюртовском и Буйнакском районах. Одной такой агроплощадкой, конечно, тему не закроешь, значит нужно в разных уголках города или района  их создавать. Другой проверенный механизм – это организация сельскохозяйственных ярмарок в формате выходного дня, т.е. выделяется постоянная площадка, куда по выходным могут привозить свои дары агропроизводители. При этом нельзя забывать и о выходе на рынки других регионов, где нашу продукцию хорошо знают и ценят. Посмотрите, по всей стране бороздят автомашины с дагестанскими продуктами в поисках выгодного сбыта. На действующих городских рынках также нужно резервировать места для производителей.  Вопрос в том, что сельхозпроизводитель хорошо знает свое дело – выращивать урожай, но не все они знают технологии сбыта и не располагают временем. Поэтому нужно создавать свои сбытовые структуры в форме сельскохозяйственных потребительских кооперативов, которые от их имени и будут решать поставленные перед ними задачи.  Подобными действиями нужно минимизировать роль посредника, поскольку по известной формуле природа не терпит пустоты, эту нишу занимают те, кто пошустрее, т.е. нужно свои рыночные инструменты развивать, вот и снизится зависимость от них.   - Почему  кредиты «Россельхозбака» в основном выдаются на приобретение скота, и очень мало кредитов выдается на приобретение техники? Хотя всем известно, что  многие хозяйства остро нуждаются в технике, парк комбайнов и тракторов устарел. Степень износа составляет 85%.   - Абсолютно согласен с Вами, что мы сегодня острее всего нуждаемся в «длинных», т.е. инвестиционных кредитах, в первую очередь  на техническое перевооружение республиканского АПК, поскольку остро не хватает тракторов и других видов сельхозтехники. Секрет того, почему на приобретение скота кредитов берут больше, чем на технику – прост: основными получателями кредитов на закупку скота выступают личные подсобные хозяйства, для которых не нужно залоговое обеспечение, достаточно поручительства физических лиц. А технику покупают обычно сельхозорганизации и фермерские хозяйства, которые должны предъявить бухгалтерский баланс, требуется залоговое обеспечение. К сожалению, многие сельхозорганизации имеют высокую кредиторскую задолженность, что наряду отсутствием ликвидной залоговой базы сужает их  возможности работы с банковскими структурами. Поэтому в республике и принята программа по субсидированию за счет республиканского бюджета до половины затрат сельхозтоваропроизводителей на закупку техники, которую позитивно восприняли аграрии. Учитывая масштабность проблемы техперевооружения АПК, при поддержке  Президента Дагестана нами ведется работа с ОАО «Росагролизинг» по организации поставок для нужд сельского хозяйства широкого набора высокопроизводительных сельхозмашин на лизинговой основе, условия которой  довольно привлекательны для нас. Рассчитываем с опорой на такую авторитетную федеральную структуру,  как Росагролизинг, мы сможем сделать зримый прогресс в модернизации материально-технической базы отрасли.   - Раньше о таких кредитных портфелях, которые есть у «Россельхозбанка», в республике только мечтали. Насколько эффективно расходуются кредиты?   - Вы действительно правы, личные подсобные хозяйства, играющие ключевую роль в аграрной структуре Дагестана, до 2006 года могли только мечтать о кредитовании, тем более с субсидируемыми процентными ставками. Дорогу к кредитным ресурсам для ЛПХ открыл, если помните, приоритетный национальный проект «Развитие АПК» в 2005 году, когда личные подсобные хозяйства наравне с другими категориями хозяйств стали полноценными участниками банковского кредитования. Как результат, за 2006-2012 годы около 40 тыс. ЛПХ населения республики привлекли кредитов на сумму около 12 млрд рублей или 65% от общей суммы кредитов АПК за этот период. Как они используются? По-разному, кто-то более эффективно, кто-то чуть меньше, но в целом оцениваю  положительно. Десятки тысяч сельских жителей на полученные кредитные средства закупили скот, расширяют свое производство. Правда, с учетом активности наших ЛПХ, когда ежегодно более 7 тыс. подворий привлекают кредиты, субсидий на возмещение части затрат по процентным ставкам на всех не всегда не хватает. Минсельхоз России идет навстречу и обещает учесть реальные наши потребности в них. Дагестан — один из лидеров по объемам кредитования личных подворий, практически по этой категории нет просрочек у Россельхозбанка, выступающего, кстати, в республике, пожалуй, чуть ли не единственным  кредитным учреждением,  не боящегося работать с аграрным сектором, рискованным по своей природе бизнесом.    - Почему дагестанская сельхозпродукция, - фрукты и овощи  -неконкурентоспособны  по сравнению с продукцией, завозимой из Азербайджана  и Турции? В частности, если визуально судить, на рынках преобладают азербайджанские персики, вишня, помидоры. Почему присутствие на рынках местной продукции уменьшается?   - Конкурентоспособность, знаете, это производная нескольких составляющих: уровня механизации технологических процессов, применяемых  технологий, наличия кадров и т.д. Сегодня главным производителем овощей и фруктов в Дагестане, как и в стране, выступают личные подворья, сектор, где основные орудия — ручной труд и простые средства труда. Соответственно, производимая продукция сопряжена с затратами, превышающими, чем те, где производство имеет организованный и технологичный характер, т.е. она дешевле. Сегодня с учетом свободного перемещения товаров между странами, продукция с более низкой себестоимостью более привлекательна для потребителя. Более того, мы мало внимания уделяем внешнему виду, упаковке, фасовке, что также немаловажно в маркетинговых действиях по завоеванию рынков. Именно поэтому в республике запущен приоритетный проект Президента Дагестана «Эффективный АПК», предусматривающий комплекс системных мер по стимулированию агропроизводства, формированию логистики и технико-технологической модернизации АПК.  В рамках проекта по так называемым «точкам роста» создаются современные производства, что позволит заметно повысить производительность аграрного труда и  конкурентные возможности республиканского агросектора. В целом Дагестан имеет неплохой  агроресурсный и земельный потенциал, который пока еще далеко не задействован, и наша задача — обеспечить разработку и реализацию  необходимых организационно-экономических мер по его раскрытию и полному задействованию. Чем сегодня мы и занимаемся. Автор Муса Мусаев Кавказская политика
Наверх

© 2014 ГБУ РД РГВК «Дагестан» Все права защищены

Почтовый сервер

РД, г. Махачкала
ул. М.Гаджиева, 188

+7 (8722) 69-37-54